English      Українська

Обложка книги Бориса Малиновского "Нет ничего дороже..."

"Нет ничего дороже..."
Борис Малиновский

К: Горобец, 2005. -336с: 200 ил. ISBN 966-8508-04-1


"Кто имеет право писать свои воспоминания?
Всякий... Для того, чтобы писать свои воспоминания, вовсе не надобно быть ни великим мужем, ни знаменитым злодеем, ни государственным человеком, - для этого достаточно быть просто человеком..."
Александр Герцен

Дорога в полстолетия

Вехи моей биографии

Первая глава "Дорога в полстолетия" из книги Бориса Малиновского "Нет ничего дороже..." (Продолжение)

Добавление к "Дневнику". Как писатель Юрий Мушкетик "перевез" разработчиков МЭСМ в Москву, а они почему-то продолжали работать в Киеве

Прежде чем начать разговор о "перевозке" разработчиков МЭСМ в Москву, напомним, чем они занимались в Киеве. Вначале несколько сотрудников лаборатории (к.т.н. Е.А.Шкабара, С.Б.Погребинский, З.С.Рапота) действительно, поехали в Москву. По просьбе С.А.Лебедева они около двух месяцев помогали москвичам отлаживать БЭСМ, используя свой бесценный опыт, полученный при запуске МЭСМ. После возвращения из Москвы к.т.н. Е.А.Шкабарой и мной было выполнено поручение С.А.Лебедева исследовать возможность перевода МЭСМ на безламповые элементы. По его же рекомендации А.И.Кондалев и я начали исследования кристаллических триодов с целью построения на них элементов ЭВМ.

Под руководством к.т.н. З.Л.Рабиновича в 1954-1956 гг. в лаборатории была спроектирована и отлажена Специализированная электронная счетная машина СЭСМ - первый в Европе матрично-векторный процессор. В те же годы под руководством академика Б.В.Гнеденко и к.т.н. Л.Н.Дашевского, а также активном участии С.Б.Погребинского, Е.А.Шкабары, А.И.Кондалева была спроектирована универсальная ЭВМ "Киев", близкая по характеристикам к ЭВМ "М-20", и отмакетированы основные узлы машины. Были начаты проекты двух специализированных ЭВМ для первой в СССР цифровой системы ПВО (руководители к.т.н. Б.Н.Малиновский и З.Л.Рабинович). Было спроектировано и отмакетировано арифметическое устройство на пальчиковых лампах для бортовой ЭВМ, создаваемой в одном из НИИ г.Ногинска, - прототипа первой в СССР бортовой самолетной ЭВМ "Пламя" (к.т.н. Л.Н.Дашевский). С 1952 по 1956 гг. велась круглосуточная эксплуатация МЭСМ (Л.Н.Дашевский, С.Б.Погребинский, А.Л.Гладыш, З.С.Рапота, Т.Н.Пецух). Все эти годы на МЭСМ решались задачи по заявкам институтов АН УССР (к.ф.-м.н. Ющенко Е.Л. и Королюк B.C.). Продолжалось исследование надежности МЭСМ (Л.Н.Дашевский, Л.М.Абалышникова).

В 1956 г. перед появлением В.М.Глушкова для инженерной общественности Киева ведущие научные сотрудники лаборатории (к.т.н. Л.Н.Дашевский, к.т.н. Е.А.Шкабара, к.ф.м.н. Ю.В.Благовещенский, к.т.н. Б.Н.Малиновский, к.т.н. З.Л.Рабинович, к.т.н. А.И.Кондалев, инж. С.Б.Погребинский) прочитали обширный курс по вычислительной технике.

Иначе говоря, это был достаточно важный период в работе лаборатории вычислительной техники, закрепивший "уроки" С.А.Лебедева. Сотрудники лаборатории многое восприняли от своего руководителя, сумели проявить свои знания и свою самостоятельность и в эти годы сумели продвигаться вперед почти в темпе исследований, ведущихся в Институте точной механики и вычислительной техники АН СССР, руководимом С.А.Лебедевым.

В книге писателя Ю.Мушкетика "На крутi гори", изданной в 1976 г. и посвященной жизни и творчеству В.М.Глушкова1, деятельность лаборатории обрисована совершенно в другом ключе. Писатель увидел "погибающую" и "запущенную" до предела лабораторию, в которой работали "два или три" кандидата наук, "мало что разбирающихся в том, что они делали". Приведем несколько цитат из книги и комментарии к ним.

"...Борис Володимирович2 почав спокiйно й розважливо розпитувати Глушкова, що той знає про кiбернетику, як уявляє свою майбутню роботу, з якими науковими проблемами зустрiчався ранiше. Ця розмова продовжувалась i в машинi по дорозi до Феофанiї, де розмiщувалась лабораторiя обчислювальної технiки i математики." (стр.71-72).

Вiктор Михайлович "...уже був певний, що їде на мiсце своєї майбутньої роботи i що то буде не просто робота, не просто служба, а щось значно бiльше, чому вiн присвятить своє життя. I ще його хвилювала думка: який вигляд має оця нова лабораторiя найновiшої в свiтi науки, що почала так бурхливо розвиватися. Борис Володимирович каже, що зараз у лабораторiї особливо втiшитись нiчим. Академiк Сергiй Олексiйович Лебедєв, зусиллями якого була створена лабораторiя i пiд чиїм керiвництвом була змонтована перша в СРСР i перша на континентальнiй частинi Європи МЕОМ, виїхав до Москви, де очолив Iнститут точної механiки i обчислювальної технiки. З ним поїхала значна частина вчених та iнженерiв, туди перевезено й обладнання" (стр.72).

Комментарий. С.А.Лебедев перевез в Москву только свою семью. Весь коллектив лаборатории остался в Киеве. Сотрудник лаборатории A.M. Лисовский уехал в Москву, по собственному желанию. Все оборудование лаборатории осталось в Киеве.

"...Вiктор Михайлович вийшов з машини. Довго в подивi розглядав поруйновану часом, але ще й досi красиву будiвлю, над якою галасувало гайвороння.

- Монастирський собор, - пояснив Гнєденко. - А це - монастирський готель, - вказав рукою лiворуч на невеликий двоповерховий будинок. - Колишнi володiння господа бога, а нинi - кiбербога. Щоправда, зараз цей кiбербог... Трохи пiдупав на силi, захирiв... А вiн ще ж малий. Йому - рости й рости.

В будинку, куди Гнєденко привiв Глушкова, панувало запустiння. Тут, справдi, залишилося три десятки людей, серед них лише двоє чи троє кандидатiв наук, декому взагалi здавалося, що лабораторiя доживає останнi мiсяцi. В залi, де стояла МЕОМ, теж не було нiкого, з-за лаштункiв, чимось схожих на театральнi, вилiз з паяльною лампою в руках замурзюканий у сажу парубiйко, якусь мить дивився на них, для чогось подмухав на лампу й полiз назад.

Вiктор Михайлович теж ступив за ним. Тут було царство дротiв, - плетиво дротiв, павутина дротiв, - ламп. Плетиво дротiв не злякало Вiктора Михайловича. Вiн знав, що розбереться в ньому, що й схему машини збагне без великих зусиль - адже загальнi принципи її роботи знав, а от все iнше засмутило його. I постала в головi повна невiдповiднiсть найновiшої науки i монастирської руїни, - вiн уже тодi подумав, що доведеться починати з будiвництва примiщення пiд лабораторiю, - i невiдповiднiсть забезпечення лабораторiї квалiфiкованими кадрами та обладнанням. Якщо вiн погодиться прийняти оцю будiвлю з її залiзяччям, йому доведеться бути тут i завгоспом, i прорабом, а можливо, навiть слюсарем та монтажником." (стр.72-73).

"... - Я розумiю, - мовив директор Iнституту математики, - надихнутися тут поки що нiчим. Скажу по правдi, менi самому якось... непривiтно" (стр.74).

Комментарий. Трудно сказать, чего здесь больше - неуемной фантазии писателя или его стремления превратить детище С.А.Лебедева в захиревшую и запущенную лабораторию, заставленную железяками. МЭСМ эксплуатировалась до 1957 г. Когда появился В.М.Глушков, он, ни с кем не посоветовавшись в том числе с С.А.Лебедевым, решил передать МЭСМ в КПИ для учебных целей, что и было сделано. Машину разрезали на куски, организовали ряд стендов, а потом... выбросили. Вина на этом, считаю, и на бывшем сотруднике лаборатории С.А.Лебедева М.М.Пиневиче, который в то время уже был в КПИ и мог бы воспрепятствовать варварскому отношению к первой отечественной ЭВМ. Но такие уже видно в нашем отечестве традиции - все понимать задним умом и восстанавливать уже погибшее или погибающее, вместо того, чтобы бережно хранить первые ростки великих изобретений и открытий3.

Далее писатель словами В.М.Глушкова дает, мягко говоря, неправдоподобную оценку работ, выполненных за рубежом:

"...Особливо його зацiкавили працi американських учених з теорiї логiчних схем. Читаючи цi статтi, Глушков, собi на подив, усе бiльше впевнювався, що американцi дуже довго не могли втямити, що вони зробили, що довгий час теоретичнi розробки Тьюрiнга були їм майже не вiдомi i не дiстали практичного застосування" (стр.78).

Комментарий. Бедные американцы и бедный Тьюринг! С участием гениального англичанина в годы Второй мировой войны была создана специализированная ЭВМ "Колосс" (две тысячи электронных ламп!), благодаря которой союзникам удалось понять содержание большинства зашифрованных радиограмм немецкого вермахта. В этой работе участвовали и американские специалисты. Кем-то из коллег Тьюринга по этому поводу было сказано: "Конечно, не Тьюринг выиграл войну, но без него мы могли бы ее проиграть!" Это ли не практическое значение работ Тьюринга!

"...А вже десь попереду манячила iдея створення математичної теорiї, яка була 6 практичним iнструментом в руках iнженерiв для проектування машин. I проступали неяснi контури власної машини. Поки що ж вони монтували машину "Київ" за проектом Лебедєва. Коли Вiктор Михайлович практично зiткнувся з монтажем машини "Київ", вiн побачив, що рiвень знань iнженерiв i електрикiв з теорiї кiбернетики неймовiрно низький. Вони ледве знали, що роблять. Розглядаючи разом з ними схеми, працюючи в залiз паяльником, Глушков усе дужче й дужче впевнявся: починати треба з iншого - з пiдготовки кадрiв" (стр.78).

Комментарий. Час от часу не легче! ЭВМ "Киев" проектировали киевляне (а не С.А.Лебедев) и создали отличную машину. Ее второй экземпляр закупили для Объединенного центра ядерных исследований в г. Дубно. Находящийся в Москве С.А.Лебедев в это время был очень занят разработкой ЭВМ "М-20". Его ученики в Киеве сами справились с весьма сложной задачей, хотя, как утверждает писатель, они ...едва понимали, что творили.

"...Забiгаючи трохи наперед, вiдзначимо, що перша обчислювальна машина на напiвпровiдниках i була створена Глушковим та його помiчниками. Окрiм того, вiн бачив, що обчислювальна технiка може бути з успiхом впроваджена в народне господарство країни. I не тiльки в господарство. Виникала зваблива iдея, а може, на той час лише мрiя зв'язати обчислювальну технiку з штучним iнтелектом. Принаймнi вiн розумiв, що на теренi математичному машина небавом "випередить" людину. З чого все те виходило? Насамперед з того, що Глушков мовби поєднав у собi двох учених - алгебраїста i електронщика - математика i технiка. Вiн сам практично усвiдомлював цю свою перевагу, скажiмо, над багатьма американськими вченими, котрi працювали в кiбернетицi, i серед яких на той час стався значний розподiл на вчених теоретикiв i практикiв" (стр. 86-87).

Уточним. Упомянутая писателем машина - это первая в СССР полупроводниковая управляющая машина широкого назначения УМШН "Днепр" (а не просто вычислительная). Идея создания универсальной управляющей машины была высказана В.М.Глушковым в 1958 г. Научными руководителями работы были В.М.Глушков и Б.Н.Малиновский. Последний был и главным конструктором машины. Что касается критики американских ученых-кибернетиков, то пусть это будет на совести писателя.

":Машини - то те життя Вiктора Михайловича. Пiд його безпосереднiм керiвництвом, його працею, його думкою i клопотом розвивалася вiтчизняна обчислювальна технiка, зокрема, було розроблено новi принципи побудови ЕОМ i створено такi машини, як "Промiнь", "Мир" -1, II, III, "Днiпро-1" i "Днiпро-2", "Київ-67", "Искра", "Альфа", "Оптимум", "АСОР", "Ритм", "Київ-70". Це нiби сходинки, кожна наступна вiдмiнна вiд попередньої i не схожа на неї" (стр.99).

Комментарий. Основоположником отечественного компьютеростроения в Советском Союзе является С.А.Лебедев. В.М.Глушков стал основоположником информационных технологий в СССР, в том числе в Украине. Писатель прав, что В.М.Глушков очень много сделал в области вычислительной техники. Но упомянутые аналоговые машины "Альфа", "Оптимум", "АСОР", "Ритм" были разработаны под руководством Г.Е.Пухова.

Приведенные выше цитаты из книги Ю.Мушкетика напомнили мне очень близкие к содержанию цитат высказывания вдовы Виктора Михайловича Глушкова Валентины Михайловны. Очень ревностно относясь к оценке деятельности мужа, она иногда теряла чувство меры. Встречи с ней, когда мной готовилась книга о жизни и творчестве В.М.Глушкова, проходили в весьма острой и жесткой полемике. Она, например, упорно не признавала роль С.А.Лебедева в развитии вычислительной техники в Украине, считая, что все началось с работ В.М. Глушкова. Я на себе испытал ее пристрастность при подготовке материала о Викторе Михайловиче. Помню, после очередного горячего разговора (а я считал необходимым ознакомить ее с полным текстом рукописи), она раздраженно пригрозила:

- Поставлю Вашей рукописи красный свет!

К счастью, этого не случилось. Более того, считаю, что книга в результате наших встреч во многом выиграла, хотя все же в ней нет того, что появилось в моих книгах, в том числе этой, только сейчас.

О всем сказанном можно было бы умолчать, если бы приведенные выше цитаты не были напечатаны в 30 тысячах экземплярах книги "На крутi гори" Ю.Мушкетика.

Докторская диссертация

В конце 1962 года Виктор Михайлович предложил мне подготовить диссертацию на соискание ученой степени доктора технических наук по совокупности выполненных и опубликованных работ, связанных с созданием и применением УМШН "Днепр". Я решил дополнить помещенные в различных журналах мои статьи книгой. Она вышла через год под названием "Цифровые управляющие машины и автоматизация производства". Рецензия на книгу была написана В.М. Глушковым.

Два фрагмента из нее (первые и последние абзацы рецензии) я решил поместить, поскольку в них он отмечает мою роль в создании УМШН "Днепр" и дает оценку книги.

"...Монография представляет собой первую в отечественной литературе попытку систематизировать материал в области универсальных управляющих электронных цифровых машин и их применения для автоматизации производственных процессов.

В монографии обобщается большой опыт, полученный коллективом Института кибернетики АН УССР в процессе создания управляющей машины широкого назначения УМШН "Днепр" и автоматизации на ее основе ряда процессов в металлургии, химии и машиностроении.

Во всех этих работах автор монографии принимал деятельное участие, будучи руководителем самых ответственных участков работы.

...Актуальность и научная значимость содержащегося в книге материала столь велика, что ее, безусловно, следует опубликовать и притом возможно быстрее, поскольку это может оказать большую помощь в деле автоматизации нашего народного хозяйства и внедрения управляющих машин.

Поэтому мне кажется, следует пойти на немедленную публикацию книги, не требуя от автора переделок для устранения указанных недостатков, так как подобные переделки сильно затянули бы издание, что при нынешних темпах развития технической кибернетики было бы крайне нежелательно.

Отдельные мелкие недочеты типа описок и недоговоренностей, имеющиеся в книге, должны быть устранены в процессе ее редактирования."

Остальная часть рецензии посвящена краткому изложению содержания книги - общим принципам построения управляющих машин, характеристике зарубежной техники описанию УМШН "Днепр", особенностям алгоритмизации производственных процессов, трем примерам применения машины в системах управления промышленного назначения

Несколько фрагментов из реферата моей докторской диссертации "Разработка, исследование и внедрение в промышленность цифровой управляющей машины широкого назначения УМШН "Днепр" даны в Приложении 1.

Защита диссертации состоялась в январе 1964 года.

Из стенограммы заседания совета:

"Председатель: Слово предоставляется академику Глушкову Виктору Михайловичу.

Академик Глушков: Здесь в отзыве профессора Темникова подчеркивалась моя заслуга в разработке машины. Поэтому я хочу прежде всего сказать, что, хотя формально мы вдвоем с Борисом Николаевичем руководили этой темой, но фактически девять десятых (если не больше) работы, особенно на заключительном этапе, выполнено Борисом Николаевичем. Поэтому все то хорошее, что здесь говорится в адрес машины УМШН, можно с полным правом приписать прежде всего ему.

...Кибернетика начинается там, где кончаются разговоры и начинается дело. ... В этом смысле работа Б.Н.Малиновского в очень большой степени способствует тому, чтобы кибернетика, действительно, стала на службу нашему народному хозяйству, на службу нашему народу.

Недаром мы здесь заслушали 43 отзыва организаций. Люди в самых разных концах страны интересуются этой работой, используют так или иначе эти идеи, саму машину. Работа эта имеет еще то значение, что она вызвала к жизни очень большое количество новых разработок. В 1957 году, когда разработка начиналась, было очень много скепсиса по этому поводу. Всегда даже очень хорошую идею вначале легко погубить, -а скептиков было хоть отбавляй.

...То, что довели все-таки дело до конца и внедрили машину в производство, - это очень большая заслуга.

"...В самом начале, когда такая разработка была предпринята, говорили, что тут сравнительно небольшой коллектив, не имевший - за небольшим исключением - опыта в проектировании электронных вычислительных машин, и он просто не способен справиться с такой задачей. Указывали на примеры различных организаций, где созданием машин занимались коллективы в полторы-две тысячи человек, где имелись мощные подсобные предприятия и т.д. И тем не менее, эта работа была выполнена сравнительно маленьким коллективом.

Если бы здесь присваивалось звание не только доктора технических наук, а, скажем. Героя Социалистического Труда, за это можно было бы смело голосовать, потому что лишь при крайнем напряжении сил можно выполнить такой огромный объем работы. Чтобы люди, далекие от вычислительной техники, могли себе это представить, можно сказать, что одних чертежей больше по весу, чем весит сама машина. Это колоссальный объем работы. Из этого материала можно было бы выкроить еще не одну докторскую и кандидатскую диссертации.

И я думаю, что выражу общее впечатление, если в заключение скажу: вне всякого сомнения, такая работа, как эта, огромная по своему народнохозяйственному значению, важная и очень глубокая по своему научному уровню и вместе с тем потребовавшая, действительно, колоссальных усилий и напряжения, заслуживает самой высокой оценки во всех отношениях, в частности - присуждения ее автору и руководителю ученой степени доктора технических наук".

Опередили время

Через несколько месяцев после защиты (но ВАК еще не закончил рассмотрение моего дела), когда казалось, что взаимоотношения, сложившиеся в первые годы работы с Виктором Михайловичем восстановились, он вдруг предложил выдвинуть коллектив сотрудников института, участвовавших в создании "Днепра", на Ленинскую премию (В.М.Глушков, Б.Н.Малиновский, Г.А.Михайлов, Н.Н.Павлов, А.Г.Кухарчук, Ф.Н.Зыков, И.Д.Войтович и др.). Г.А.Михайлов, Н.Н.Павлов и я сказали Виктору Михайловичу, что представлять работу по "Днепру" к премии преждевременно, надо обобщить опыт применения машины. (К тому же на Ленинскую премию по инициативе академика А.А.Дородницина был выдвинут цикл работ по теории цифровых автоматов В.М.Глушкова, и мы посчитали, что две премии от института не пройдут.) Но он категорически возразил, даже рассердился.

- Я считал Вас друзьями, - сказал он. - Но если Вы против моего предложения, то я буду для Вас только директором!

Когда материалы по премии были нами подготовлены, Виктор Михайлович добавил к ним записку в адрес Комитета по Ленинским премиям, отметив, что он выдвигается по двум работам, но считает, что его вклад в теорию цифровых автоматов более существенен, поэтому просит снять свою кандидатуру из числа претендентов на вторую премию. Во время обсуждения на Комитете академик А.А.Дородницын, чтобы поддержать В.М.Глушкова, сослался на записку и подчеркнул, что он выдвигался по двум работам.

Ленинская премия была присуждена только В.М.Глушкову (1964 год). Мы поздравили Виктора Михайловича с высокой наградой. В свою очередь, рассчитывали, что через год накопившийся опыт использования "Днепра" на различных предприятиях и успешный серийный выпуск машины, позволит повторить представление работы на Ленинскую премию. Для этого в состав коллектива разработчиков были включены сотрудники Киевского завода вычислительных и управляющих машин, участвовавших в освоении серийного выпуска и модернизации машины. Виктора Михайловича в списке претендентов на премию, естественно, не было, но он поддержал вторичное выдвижение работы.

Публикация в "Известиях" списка работ, представленных к премии, в том числе нашей, обнадежила, но радоваться было рано.

На беду, Комитет по Ленинским премиям направил материалы по УМШН "Днепр" на рецензию специалисту по аналоговым вычислительным машинам, ярому противнику цифровой техники (сейчас он живет в США, фамилии называть не буду, дело прошлое).

Получив "разгромный" отзыв, Комитет отклонил работу и на этот раз. Лет через восемь-десять после этих событий М.В. Келдыш, возглавлявший Комитет по Ленинским премиям в 60-е годы, сказал В.М.Глушкову:

- Тогда мы не поняли значения проделанной Вашим институтом работы. Вы опередили время.4

Думаю, что М.В.Келдыш был совершенно прав. Созданная позднее в Ленинграде управляющая машина "УМ-1 НХ" получила Государственную премию, хотя ее параметры и круг применений были уже, чем для УМШН "Днепр".

В последующие годы мной был выполнен целый ряд других научных исследований, имеющих большое практическое значение. В их числе были и такие, что принесли награды - ордена и премии. И все-таки самим дорогим для меня остается "героический период нашего развития".5 Память об этих годах сохранится на долго и не только у меня. Первенец управляющих машин УМШН "Днепр" навечно стал экспонатом Государственного политехнического музея в Москве.

Георгий Евгеньевич Пухов

В 1959 году коллектив Вычислительного центра пополнился отделом математического моделирования. Его руководителем стал талантливый 43-х летний ученый профессор Георгий Евгеньевич Пухов. Ранее он работал (с 1957 г.) заведующим кафедрой теоретической и общей электротехники Киевского института гражданской авиации.6 Он остался на этой должности, став заведующим кафедрой по совместительству. Г.Е.Пухов сумел собрать в отдел своих лучших учеников - бывших студентов и сотрудников кафедры и развернул обширные и глубокие исследования в области аналоговой и квазианалоговой техники в Институте кибернетики АН УССР. Всего через год отдел разработал специализированную машину "ЭМСС-7" для расчета различных строительных конструкций, затем машину "ЭМСС-7М", затем "ЭМСС-8" ("Альфа"). Позднее были созданы машины: "Итератор" для решения систем линейных дифференциальных уравнений с линейными граничными условиями; "Аркус" - для решения линейных и нелинейных дифференциальных уравнений с линейными и нелинейными краевыми условиями; "Оптимум-2" для решения транспортной задачи линейного программирования; "Асор-1" для решения задач сетевого планирования; "УСМ-1" для решения дифференциальных уравнений в частных производных эллиптического и параболического типа.

Все машины, разработанные в отделе Г.Е.Пухова, выпускались малыми сериями на заводах Украины.

Посильную помощь в развитии работ отдела Г.Е.Пухова оказывал я. Сделал это по подсказке В.М. Глушкова.

- Как мой заместитель по научной работе - сказал он, - Вы обязаны одинаково внимательно относиться к каждому отделу. Но я просил бы Вас особо позаботиться об отделе Георгия Евгеньевича. Пусть даже в ущерб остальным отделам.

В 1961 году Г.Е.Пухова избрали членом-корреспондентом АН УССР. В 1966 году Георгий Евгеньевич был назначен первым заместителем директора Института кибернетики АН УССР. В это время по инициативе В.М.Глушкова многочисленные отделы института были сгруппированы в четыре отделения - теоретической и экономической кибернетики, кибернетической техники, технической кибернетики, медицинской и биологической кибернетики, а также вычислительный центр. Отделения имели большую самостоятельность. Ими руководили крупные ученые: Г.Е.Пухов, А.И.Кухтенко, А.А.Бакаев, Н.М.Амосов. Это позволяло В.М.Глушкову почти не вмешиваться в работу отделений, уделяя основное время на решение очень важных задач по связи института с руководящими органами страны, подключению института к постановлениям правительства, обеспечивающим дальнейшее развитие материальной, научно-технической и кадровой базы института.

Г.Е.Пухову было поручено руководство отделением кибернетической техники института. Меня, заведующего отделом управляющих машин, он назначил своим заместителем по отделению (неофициально) и дал поручение координировать работу отделов: моего - отдела управляющих машин, отдела арифметических и запоминающих устройств вычислительных машин (Г.А.Михайлова), отделов теории цифровых вычислительных машин (З.Л.Рабиновича), физических и технологических основ ЭВМ (В.П.Деркача), преобразователей формы информации (А.И.Кондалева), передачи информации (A.M.Лучука), теории и расчета электромагнитных устройств (О.В.Тозони), медицинской кибернетической техники (Л.С.Алеева).

Когда Г.Е.Пухов был назначен заместителем директора по научной работе, В.М.Глушков, практически, полностью переложил на его плечи руководство отделением кибернетической техники и руководство подразделением СКБ института, обеспечивающим конструкторскими работами отдел математического моделирования.

В 1969 году Г.Е.Пухов выдвинул мою кандидатуру в члены-корреспонденты АН УССР. Когда готовились документы на мое избрание, я был в командировке в Чехословакии, и весь немалый труд по их оформлению Г.Е.Пухов взял на себя. Накануне выборов произошел неприятный инцидент, коснувшийся меня. Некто Карташов, сотрудник Киевского института инженеров гражданской авиации (КИИГА), работавший ранее в Институте кибернетики, и его жена, сотрудница нашего института, поехав в туристическую поездку (круиз по Средиземному морю), остались во Франции, попросив политическое убежище. Для нашего института (учитывая, что шли 60-е годы) это стало настоящим ЧП. Дирекция стала искать виноватых и нашли - секретарь парткома института И.В.Сергиенко (подписал характеристику для поездки), Б.Н.Малиновский (был руководителем по кандидатской диссертации) и бывший секретарь парткома института, А.Е.Степанов, поставивший свою подпись на характеристике Карташова при его поступлении на работу в КНИГА. В райкоме партии всем троим записали строгие выговора с занесением в личные дела. Рикошетом "дело Карташова" отозвалось и на Г.Е.Пухове и В.М.Глушкове, но ограничилось словесным разбирательством. Поставили в известность и президента Академии Б.Е.Патона. Тем не менее, для меня выборы прошли успешно. Через год выговоры были сняты.

Между "цифровиками" и "аналоговиками" шло негласное (но доброе!) соревнование. Пик успехов коллектива отдела Г.Е.Пухова пришелся на 60-е годы. Творческий вклад самого Г.Е.Пухова трудно переоценить. Но стремительное развитие цифровой техники привело, практически, к свертыванию исследований в области аналоговой и квазианалоговой техники. В 1971 году Г.Е.Пухов вместе со своим отделом перешел из Института кибернетики в Институт электродинамики. Позднее он создал Институт проблем моделирования в энергетике АН УССР.

Г.Е.Пухов был крупным ученым и обладал высоким чувством собственного достоинства. Став первым заместителем по научной части директора института, он, учитывая рекомендацию Президиума (для всех организаций Академии), настоял на том чтобы директора институтов руководили лишь посильным количеством научных тем и не поддавались соблазну охватить многие, причем не столько по своему желанию, а сколько по инициативе исполнителей работ. Именно в то время во взаимоотношениях В.М.Глушкова и Г.Е.Пухова, пробежала, как говорят, черная кошка. Причем "нападающей стороной" стал В.М.Глушков. Мне запомнилось какое-то совещание в кабинете В.М.Глушкова. Виктор Михайлович сделал резкое, и судя по всему, несправедливое замечание Георгию Евгеньевичу и повторил его. Георгий Евгеньевич не ответил обидчику, но мне (я сидел рядом с ним) были слышны его слова, произнесенные в полголоса:

- И я это терплю! И я это терплю!

Уход Г.Е.Пухова В.М.Глушков воспринял весьма болезненно. Кое-кто активно помогал ему в этом. Я убедился сам. Через неделю-две после неожиданного ухода Г.Е.Пухова вместе со своим отделом в Институт электродинамики, В.М.Глушков вызвал меня и спросил:

- Мне говорят. Вы собираетесь уйти к Пухову?

- У меня даже в мыслях нет. Я навсегда "прикипел" к своему институту и никуда уходить не собираюсь, - ответил я.

В 1971 году, после ухода Г.Е.Пухова, отделение кибернетической техники было переименовано в сектор, и я стал его руководителем (на общественных началах), оставаясь, естественно, заведующим отделом управляющих машин.

Слова сектор и отделение равнозначны по содержанию. Поэтому я буду использовать только слово отделение.

Отделение кибернетической техники

После ухода Г.Е.Пухова, став руководителем отделения кибернетической техники, я стал участником проводимых В.М.Глушковым рабочих совещаний, связанных с решением текущих задач, возникающих перед институтом, внимательно выслушивал его выступления на общих собраниях, ученых советах института, и кроме того, достаточно регулярно встречался с ним и сообщал ему об основных результатах работы отделения.

Комментариев по поводу наших исследований у него, как правило, не возникало. Объяснение этому я нахожу в том, что Виктор Михайлович сориентировал свой отдел цифровых автоматов7 на тесное сотрудничество с СКБ института и всемерно содействовал укреплению последнего, поставив целью силами СКБ обеспечить разработку и проектирование средств вычислительной техники. Благодаря большой помощи быстро растущего коллектива СКБ, это удалось сделать. Появились ЭВМ для инженерных расчетов ("Пром_нь", МИР-1, МИР-2, МИР-3), целый ряд бортовых ЭВМ, специализированных и программируемых клавишных ЭВМ, наконец, венец творчества Виктора Михайловича - две высокопроизводительных макроконвейерных системы (завершенных уже без него).

Помощь СКБ нашему отделению была явно недостаточна, из-за чего мы были вынуждены ориентироваться на совместные работы с отраслевыми СКБ, что, кстати, существенно ускоряло и помогало развитию работ. Получилось как по пословице - нет худа без добра! Отделение получило возможность быстро передавать свои разработки для промышленного выпуска и использования, в частности организациями Министерства электронной промышленности, Министерства промышленности средств связи СССР, организациями АН УССР. Это позволило отделению первым в Украине освоить средства цифровой техники IV поколения и осуществить их крупномасштабное использование в целой промышленной отрасли средств связи, в АН УССР и др.

Я старался всеми силами обеспечить целеустремленную и эффективную работу отделения. Раз в месяц проводил заседания ученого совета, время от времени созывал совещания заведующих отделами. Регулярно работали научные семинары в отделах.

В 1965 г. в отделении был один доктор наук, в 1975 - пять, в 1984 г. - уже пятнадцать докторов и 40 кандидатов наук. Отделение включало 10 отделов (Войтовича, Тозони, Египко, Забары, Коваля, Лучука, Малиновского, Палагина, Тарасова, Яковлева), а также три лаборатории (Л.Б.Малиновского, Пархановой, Семотюка). В них работали пятьсот сотрудников. В 1986 г. в отделении успешно прошла конференция по новым поколениям ЭВМ (IV и V поколения). К сожалению, в 90-е годы произошли большие негативные изменения. В отделении вдвое уменьшилось количество сотрудников, были упразднены ряд отделов. Сократилась научная тематика. Лишь сейчас - с начала 2000 г. - начались существенные положительные изменения.

Не скрою, что будучи заведующим отделом управляющих машин я уделял коллективу моего отдела очень много внимания. И он стал самым мощным по составу кадров, а главное, по результатам работы. Со временем созданные в отделе лаборатории переросли в отделы по ряду направлений исследований, начатых в отделе. Заведующими отделов стали В.М.Египко, А.В.Палагин, Ю.С. Яковлев, ранее руководившие лабораториями.

Термин "кибернетическая техника" (КТ), утвердился в 1978 году. В "Энциклопедии кибернетики", изданной в 1976 г., этот термин еще не упоминался. В отличие от вычислительной техники (ВТ), КТ рассматривалась мной в основном как важное направление в науке и технике, связанное с задачей создания технических средств для построения управляющих, измерительных, контролирующих, автоматических и автоматизированных систем и приборов с использованием ЭВМ. Предшествовавшая ей техническая кибернетика была направлена не на создание технических средств, а на разработку теории систем управления, то есть стала дальнейшим развитием научных основ автоматического управления.

Возникновению КТ послужили создание и многочисленные применения УМШН "Днепр". В дальнейшем отделение кибернетической техники стало заниматься разработкой не только управляющих вычислительных машин и специализированных вычислительных устройств, но и средств передачи информации, средств общения оператора с системами управления, а также вопросами их применения для управления различными процессами, автоматизации сложных экспериментов и измерительных приборов.

Появление КТ было объективно обусловлено возникшими и быстро растущими потребностями в средствах автоматизации, стремлением иметь эффективные, максимально дешевые, надежные, удобные в эксплуатации технические средства для построения автоматических и автоматизированных систем в различных областях народного хозяйства, науки и техники, в военном деле, в приборостроении, решающих задачи, весьма далекие от тех, которые решаются обычной ВТ в вычислительных центрах или с помощью персональных и других вычислительных средств. Основой КТ, рожденной в недрах ВТ, явились также автоматика, телемеханика, автоматическое управление, измерительная техника (ИТ) - на их базе КТ обрела самостоятельность.

Движущей силой развития ВТ явилась возрастающая потребность в вычислениях (самых разнообразных) в науке и технике. Отсюда и совершенствование средств ВТ пошло по линии создания мощных универсальных ЭВМ, ЭВМ для инженерно-технических расчетов, терминальных ЭВМ для вычислительных систем коллективного пользования, а также по линии развития ВТ для индивидуального пользования инженерами, студентами, школьниками, администраторами и др. Основные требования к средствам ВТ - это возможно более высокая производительность, удобство в обслуживании как больших коллективов-потребителей ВТ, так и отдельных пользователей, простота общения человека с машиной. ВТ, как известно, создается для использования ее человеком в качестве мощного вычислительного инструмента и средства автоматизации интеллектуальной деятельности.

Движущей силой развития КТ стало стремление автоматизировать различные технологические и измерительные процессы, оперативное управление производством, управление энергетическими, транспортными и другими объектами, в том числе в сфере вооружения и в космосе (процессы распознавания и т. д.) с целью исключения человека из области контроля и управления этими процессами. В таких применениях выполнение вычислений является лишь только частью общего комплекса информационных процессов, подлежащих автоматизации. В связи с этим ЭВМ, хотя и выполняют роль центральной интеллектуальной части систем, но уже не являются единственным средством для их построения. Для этого нужны также средства автоматического обмена информацией между объектами и ЭВМ, передачи информации (как цифровой, так и аналоговой) на расстояние, отображения хода процесса оператору, вмешательства оператора в процессы и др. Таким образом, состав средств КТ оказался значительно шире, чем средств собственно ВТ. Для некоторых применений доля средств ВТ вообще незначительна по сравнению с большим объемом другой аппаратуры такой, например, как средства связи с объектом.

Помимо всего, к вычислительным средствам, входящим в состав средств КТ, возникли свои, особые требования. Высокая скорость выполнения вычислительных операций в ряде случаев перестала быть основным критерием их качества. Если он и задается, то, как правило, дополняется целым рядом других требований по оперативности обработки, стоимости, размерам аппаратуры, надежности и др. Появились особые требования к организации вычислительного процесса. Главным стали требование обработки информации в реальном масштабе времени, циклическое повторение одних и тех же программ, только с различными начальными условиями, ориентация вычислительных средств на определенные классы вычислений и др. Возможны случаи, требующие сверхвысокой скорости вычислений для определенных групп применений и т.д. Вычислительные средства в кибернетических системах часто требовалось рассредоточить, исходя из специфики автоматизируемого процесса, при этом возникла необходимость в построении распределенных иерархических, однородных, кольцевых и других вычислительных структур. Помимо алгоритмической универсальности (в определенных пределах, определяемых классами применений), от вычислительных средств, входящих в состав КТ, потребовалась системная универсальность (в рамках намеченных применений), что внесло свои особенности в принципы ее построения (модульность, интерфейсы для подключения устройств связи с объектом (УСО) и др.).

Математическое обеспечение средств КТ, также имеет определенные особенности (стандартные программы и языки, ориентированные на области применений, жесткие программы, подготовка программ на универсальных ЭВМ, схемная реализация программ, усеченная операционная система и др.).


1Видавництво художньої лiтератури "Днiпро". -К., 1976
2Директор Института математики АН УССР Б.В.Гнеденко
3В Политехническом музее в Москве экспонируется центральная стойка лебедевской БЭСМ. Несколько электронных ламп, сопротивлений и конденсаторов, хранящихся в Фонде истории и развития компьютерной науки и техники при Киевском доме ученых НАН Украины - все, что осталось от первой в Украине и в континентальной Европе МЭСМ
4Об этом разговоре мне рассказал сам В.М.Глушков.
5Слова В.М.Глушкова, см. мою книгу "История вычислительной техники в лицах". - К. 1995 г. С. 120.
6Теперь Национальный авиационный университет (НАУ)
7Отдел входил в отделение теоретической и экономической кибернетики

Борис Малиновский "Нет ничего дороже..."
К: Горобец, 2005. -336с: 200 ил. ISBN 966-8508-04-1

© Б.Н.Малиновский, 2005