English    Українська

Обложка книги Бориса Малиновского "Академик Борис Патон. Труд на всю жизнь"

"Академик Борис Патон. Труд на всю жизнь".
Борис Малиновский

М., "ПЕРСЭ", 2002, ISBN 5-9292-0056-4. © Малиновский Б.Н., 2002, © "ПЕРСЭ", 2002

От автора

Жизнь и творчество академика Бориса Евгеньевича Питона многогранны и поучительны. Его имя, в представлении большинства, ассоциируется с Национальной академией наук Украины, бессменным президентом которой он является 40 лет, с руководимым им почти полвека Институтом электросварки имени его отца и основателя института Е.О.Патока, связано со многими важнейшими научными достижениями ушедшего в историю прошлого века, с надеждами на достойное будущее науки в Украине в XXI веке. Известность, которой пользуется Б.Е.Патон, создана не только его многолетним воистину титаническим трудом в Академии, но и его активной общественной и государственной деятельностью. И тем не менее большинство знают его понаслышке, не вникая в суть и, тем более, детали его плодотворного научного творчества, не представляя колоссальный объем организаторской работы, связанной с Академией и с решением многих научно-технических, экономических, экологических и других сложных проблем нашей страны и не только ее.

Уже более полувека судьба дала мне возможность работать в Национальной Академии наук Украины, которую с 1962 г. возглавляет Б.Е.Патон. В первые десятилетия я мог наблюдать его только, — если так можно сказать, — издалека, в последнее — познакомился ближе. По жизни мы шли разными путями, но есть кое-что общего. Оба принадлежим к "поколению воевавших". Писатель Виктор Конецкий, первый сказавший эти слова, отнес к нему тех, кто вынес на своих плечах основные тяготы войны — фронтовиков и тружеников тыла, совместными усилиями обеспечивших победу в Великой Отечественной войне.

Жизнь Б.Е.Патона, можно сказать, со дня рождения связана с Академией наук Украины, он родился в день основания Академии 27 ноября 1918 года. Евгений Оскарович Патон — его отец — стал членом Академии в 1929 году, когда Борису шел одиннадцатый год. Так с детства он оказался близким к академической среде. После окончания Киевского политехнического (тогда индустриального) института в 1941 году вся его последующая жизнь, за исключением нескольких первых месяцев, оказалась навсегда связанной с Академией наук Украины. Наши земные пути еще до моего появления в Академии не раз пересекались. С осени 1941 года Борис Евгеньевич находился в Горьком (сейчас Нижний Новгород), куда был "распределен" после окончания института на работу на завод "Красное Сормово". В августе-сентябре того трагического года воинская часть, в которой я служил, была в Гороховецких лагерях под Горьким. Я несколько раз был в городе, который уже тогда подвергался бомбежке немецкой авиацией. О Б.Е.Патоне я еще ничего не знал.

Две зимы 1942-1943 гг. Б.Е. Патон проработал на Урале в Нижнем Тагиле, будучи сотрудником эвакуированного в этот город Института электросварки АН Украины. Я же провел зиму 1941 г. в госпитале, в одном из приуральских городов, куда меня привезли после ранения под Москвой.

Мой старший брат танкист в 1942-1943 гг. несколько раз ездил за новыми танками — знаменитыми Т-34 — вначале в Горький на завод "Красное Сормово", потом на уральские заводы, возможно побывал и в Нижнем Тагиле, где трудился Борис Евгеньевич под руководством отца Евгения Оскаровича Патона, директора Института электросварки АН Украины. Старшему Патону было уже за семьдесят, тем не менее, он сумел силами своего небольшого коллектива совместно с танковым заводом, эвакуированным в Нижний Тагил из Харькова, обеспечить танковую промышленность новой эффективной сварочной техникой, позволившей накрепко сваривать броневую сталь корпуса и башни танков и обеспечить их поточное производство.

В 1943 году Б.Е.Патон за самоотверженный труд был отмечен первой в его жизни высокой наградой — Орденом Трудового красного знамени. Евгению Оскаровичу Патону было присвоено звание Героя социалистического труда, а до этого его наградили орденом Красной звезды и орденом Ленина, награды получили и другие сотрудники института и завода.

В том же 1943 году меня наградили орденом "Красная звезда". Упоминаю это только потому, чтобы добавить еще одну сходную веху на нашем пути в военные годы. Фронтовые заслуги и трудовые подвиги тогда шли рядом.

Борис Евгеньевич стал ученым в области сварочных технологий, материаловедения и сварных конструкций, хотя окончил институт по специальности "электрооборудование промышленных предприятий". Такая же специальность была и у меня, но в институт я поступил только после демобилизации из армии в 1945 г., когда Б.Е.Патон был уже кандидатом наук. Специальность также пришлось изменить — стал заниматься компьютерной наукой и техникой.

Оппонентом по моей кандидатской диссертации был академик С.А.Лебедев. И он же был оппонентом по докторской диссертации Б.Е.Патона. В этом нет ничего удивительного, поскольку С.А.Лебедев до занятия вычислительной техникой занимался вопросами устойчивости электронных автоматических устройств, чему была посвящена диссертация Б.Е.Патона.

И последний чисто символический штрих — я родился в городе (сейчас поселке) Лух Ивановской области, где начинал свою деятельность известный пионер дуговой сварки Н.Н.Бенардос. Продолжая начатое Бенардосом дело, отец и сын Патоны сделали в этой области так много, как никто в мире.

Решение написать книгу о Б.Е.Патоне пришло далеко не сразу, а по мере того, как накапливался мой опыт по написанию книг о жизни и творчестве пионеров компьютерной науки и техники. Предисловия к этим книгам по моей просьбе были написаны Б.Е.Патоном. Каждое из них представляло двух-трех страничный шедевр, четко отражающий суть содержания книги. Мне и раньше приходилось многократно видеть и слышать президента на общих собраниях Академии, торжественных мероприятиях в городе, посещении им Института кибернетики, где я работал и работаю. Мне были известны отзывы о нем как ученом, директоре ИЭС им. Е.О.Патона, президенте НАН Украины, но именно в эти последние годы я ближе познакомился с Борисом Евгеньевичем, как человеком.

Новые и новые удивительные особенности его личности втягивали меня в задуманную работу словно мощный водоворот.

Уникальность Б.Е.Патона состоит в умении обеспечить высочайшую результативность своего творческого труда, выходящую далеко за рамки обычных представлений. Именно это позволило ему добиться выдающихся научных результатов, справиться со столь многочисленными одновременно выполняемыми очень ответственными обязанностями, завоевать непререкаемый авторитет в своем институте, Академии и в международном научном сообществе.

Как возникал у Б.Е.Патона исключительно продуктивный стиль его творческой деятельности, что поддерживало и поддерживает этого человека в его многолетнем воистину подвижническом труде, цель которого отнюдь не стремление прославиться и достичь собственного благополучия, а развитие науки, обеспечение научно-технического и социального прогресса в интересах всего общества, — вот вопрос, на который хотелось бы получить ответ.

Сам Борис Евгеньевич, судя по всему, в ближайшие годы не собирается что-либо сказать по этому поводу. У него нет времени да и желания написать мемуары — не в его характере рассказывать о себе, жить прошлым, пусть и очень значимым. Остается надеяться, что они когда-нибудь появятся. Пока же есть возможность, хотя бы частично, раскрыть феномен, называемый Б.Е.Патон, через наиболее важные события его жизни, отзывы близко знающих людей, наконец, через самое главное и значимое, что им сделано в науке, общественной и государственной деятельности.

Следует сразу же сказать, что это далеко не простая задача. Дело в том, что Б.Е.Патон один из тех немногих людей, которые не стремятся "выпятить" и, тем более, преувеличить свои заслуги, а наоборот — он менее всего говорил и говорит о себе, своих достижениях в науке и других областях своей многогранной деятельности. Создается впечатление, что на протяжении всей жизни, в силу своего характера, он стремился не подчеркивать, а, наоборот уменьшить значимость своего я. И в этом одна из черт его истинного величия. И отсюда же основная трудность для автора — за все время подготовки книги, — а на это ушло более полутора лет, — он был очень скуп на слова и встречи. У меня не раз опускались руки, — я понимал, что без общения с ним, книги об основных событиях в истории Академии, о роли Б.Е.Патона в ее развитии не получится. Позднее мне стало ясно, что причиной такого поведения было не нежелание встречаться со мной, а стремление избавить меня от всякого "давления" с его стороны, дать возможность разобраться во всем самому в первую очередь, по рассказам ученых Академии, Института электросварки им. Е.О.Патона, в том числе ведущих сотрудников Президиума Академии, по оценкам руководителей совместных работ, проводимых с различными министерствами, по отзывам выдающихся ученых и других широко известных общественности личностей, по множеству архивных материалов и книг.

И лишь когда я освоил этот огромный материал и составил свое собственное представление об истории Академии, обоих Патонах, начались наши встречи, на которых я получил ответы на все мои вопросы. Что и позволило завершить мой нелегкий труд.

Б.Е.Патон стал восьмым президентом Академии. До него Академией руководили семь президентов — ученые с мировым именем: В.И.Вернадский, Н.П.Василенко, О.И.Левицкий, В.И.Липский, Д.К.Заболотный, А.А.Богомолец, А.В.Палладии. Они много сделали для развития науки в Украине. Однако, условия, в которых они работали, существенно сдерживали развитие Академии.

В конце 1950-х и особенно начале 1960-х годов, когда президентом Академии наук Украины становится Б.Е.Патон, обстановка в Украине, оправившейся после фашистской оккупации, и в Советском Союзе в целом, коренным образом меняется. Развитие промышленности потребовало ускорения научно-технического прогресса, ориентации академической науки не только на гуманитарные, но и в первую очередь, естественные и технические науки, на их тесную связь с практикой. Новый президент с первых шагов своей деятельности сразу откликнулся на нужды времени. Доставшаяся Б.Е. Патону "по наследству" структура Академии уже через год, по его инициативе, была приведена в соответствие с запросами научно-технического прогресса. Во вновь организованных институтах стали развиваться в органическом единстве фундаментальный и прикладные исследования, новые актуальные научные направления. Для обеспечения основных промышленных регионов Украины были созданы академические научные центры, профили исследований в которых определялись нуждами народного хозяйства регионов. Только за 1960-1970 гг. количество научных институтов в Академии более чем удвоилось. Разработанные ими новые технологии, технические средства, методы управления и др. стали широко использоваться в быстро развивающихся отраслях народного хозяйства страны, в том числе Украины: космической, микроэлектроники, радиотехники, самолетостроения, компьтеростроения, химических и биохимических производств и др..

Институт электросварки им. Е.О.Патона показал пример, как надо укреплять связи с промышленностью. Еще в 1958 г. постановлением ЦК КПСС и СМ СССР он был определен головным институтом по сварке в СССР с возложением на него координации, контроля и помощи многочисленным организациям огромной страны. На его базе в конце 1960-х годов был создан первый в Академии научно-технический комплекс, обеспеченный конструкторско-производственной базой. Затем в его составе появились инженерные центры, для решения важных научно-технических проблем совместно с заинтересованными министерствами. Венцом в развитии института стало создание в 1985 г. межотраслевого научно-технического комплекса, призванного поломать межведомственные барьеры и обеспечить координацию работы организаций разных министерств Советского Союза в области высоких сварочных технологий. Инициатива Б.Е.Патона была поддержана остальными институтами. Проведенные преобразования весьма положительно сказались на деятельности Академии. По результатам фундаментальных исследований только в 1960, 1970-х и начале 1980-х годов ученые Академии получили более 150 государственных премий за выдающиеся (на уровне мировых или превышающих отечественные) достижения в области науки и техники и внедрение их в практику и почти 200 премий имени выдающихся ученых — В.И.Вернадского, А.А.Богомольца, Е.О.Патона, Н.Н.Боголюбова, С.А.Лебедева, И.И.Мечникова, В.М.Глушкова, А.В.Палладина, Л.П.Симиренко, Н.Д.Стражеско, И.Н.Францевича, М.К.Янгеля и др., установленных Президиумом НАН Украины.

Сам Б.Е.Патон, выполнивший в руководимом им институте за прошедшую четверть века необъятный объем работ, связанных с созданием высоких земных, подводных и космических сварочных технологий, регулярно вычеркивал себя из списков лиц, представленных к награждению. Его вполне устраивали Ленинская и Государственная (Сталинская) премии, полученные в 1950-х годах, когда он еще не был президентом Академии.

И в этом — еще одно подтверждение его величайшей скромности и порядочности.

Успехи Академии были обеспечены тем, что Б.Е.Патон активно поддерживал как уже сложившиеся научные школы в области математики, механики, физики, астрономии, геологии, химии, биологии, медицины, сварки, экономики, правоведения, истории, археологии, языкознания, литературоведения, так и очень много внимания и сил уделял становлению и развитию новых научных школ в области: новых направлений математики, кибернетики и информатики, комплекса материаловедческих наук, автоматики и электроники, микроэлектроники и оптоэлектроники, автоматики и теории автоматического управления, теоретической и экспериментальной физики, радиоастрономии, химии, биологии, общественных и др. наук. В 1988 г. в Академии активно и плодотворно работали более 70 институтов и 90 опытно-производственных организаций, в которых трудились около 88 тыс. человек, в том числе 17 тыс. научных сотрудников, две трети которых составляли доктора и кандидаты наук. К этому времени многие институты превратились в научно-технические комплексы, имеющие конструкторские бюро, опытные заводы, инженерные центры, работающие по целевым программам, составленным совместно с промышленными министерствами Советского Союза. К патоновскому добавились еще два межотраслевых научно-технических комплекса, созданных по решению Правительства СССР.

1960-е и 1970-е годы и начало 1980-х годов можно назвать звездными годами НАН Украины, ее наивысшего расцвета и выдающихся достижений, о чем говорят данные о многих правительственных наградах, полученных украинскими учеными, высокие оценки деятельности Академии и ее президента государственными деятелями СССР и руководством АН СССР, огромное количество изобретений и патентов, изданных книг и опубликованных статей, в том числе за рубежом, постоянно возрастающий обмен делегациями ученых зарубежных стран и НАН Украины. Академия становится широко известной не только в Советском Союзе, но и в Западной Европе и США.

Институт электросварки им. Е.О.Патона в эти годы стал Меккой сварщиков всего мира и примером для остальных организаций Академии.

Главной движущей силой в достижении высоких показателей работы института стали необычные, а точнее сказать уникальные, унаследованные от отца и развитые Б.Е.Патоном принципы постоянного, практически ежедневного, творческого диалога с ведущими научными сотрудниками института. Они представляют, вероятно, наиболее эффективный из всех когда-либо существовавших и существующих методов руководства научным коллективом, что доказано многолетней исключительно плодотворной деятельностью Института электросварки им. Е.О.Патона.

Каждодневно в кабинете директора проходит от нескольких до десятка, а то и более совещаний, каждое из которых заканчивается протоколом, определяющим дальнейший ход работы, меры по ее обеспечению и исполнителей. Тематика совещаний отнюдь не случайна. Она определяется планами работы института, записками Б.Е.Патона исполнителям работ (за год их накапливается до тысячи и больше!), инициативными предложениями сотрудников института, данными контроля за выполнением решений, записанных в ранее принятых протоколах. За день в кабинете директора, сменяя друг друга, могут побывать до полусотни сотрудников. И так, уже почти полвека, нисколько не снижая своей активности, Б.Е.Патон руководит научными исследованиями.

Однако, к этому следует добавить, что выполнение "патоновских" принципов под силу, пожалуй, только самому Б.Е.Патону, потому, что это требует повседневной напряженной творческой работы руководителя института, охвата им всего спектра исследований, их увязки между собой, постоянного контакта и помощи многим коллективам исполнителей, своевременного контроля принятых решений. Лишь огромная самоотдача, безмерная трудоспособность, уникальная организованность, и, основное, — увлеченность главным делом жизни — наукой, — присущие Б.Е.Патону, позволили и позволяют ему работать в таком воистину беспрецедентном режиме. В памяти этого человека хранится широчайший спектр знаний, связанных с развитием исследований в основных научно-исследовательских отделах института, в научных организациях Академии, в стране, в мире.

Обратим внимание, что своего (как правило, любимого) научного отдела у Б.Е.Патона нет! Для него все отделы, входящие в состав института, равны и для каждого из них он в полном объеме выполняет роль идеологического руководителя! Так поступал его отец, и сын продолжил и развил этот уникальный и беспрецедентно эффективный метод руководства.

С разрешения Б.Е.Патона мне удалось побывать на ряде проводимых совещаний и, должен сказать, что я проникся "белой завистью" к сотрудникам института, имеющим такого руководителя и понял почему работы в институте так масштабны и так быстро выполняются — Б.Е.Патон превратил институт в единый коллективный разум, ежедневно (!) направляемый им на решение поставленных перед институтом проблем!

Большое значение имела и имеет выдающаяся интуиция Бориса Евгеньевича — способность предвосхитить развитие перспективных тенденций научных исследований, результаты которых играют решающую роль на определенном этапе технического прогресса. Работы, выполняемые по его инициативе и при его участии, всегда имеют комплексный характер и завершаются масштабной практической реализацией, опирающейся на правительственные постановления, охватывающие целые области народного хозяйства. Фундаментальные исследования Б.Е. Патона и его учеников заложили основу для создания в Советском Союзе базовых сварочных технологий, электрошлаковой сварки, стыковой сварки оплавлением (включая разработку специальных материалов, оборудования и систем автоматического управления), привели к созданию новой отрасли металлургии— специальной электрометаллургии (рафинирующий переплав и плавка сверхчистых материалов и сплавов), к технологии получения уникальных конструкционных материалов методом испарения и конденсации в вакууме, а также материалов и заготовок со специальными покрытиями. Борис Евгеньевич внес большой вклад в создание новых типов высокоэффективных сварных конструкций, отвечающих современным (повышенным) требованиям эксплуатационной надежности, долговечности и технологичности при изготовлении. Школой Б.Е. Патона разработаны и внедрены в народное хозяйство СССР индустриальные способы сооружения с помощью сварки магистральных трубопроводов, крупногабаритных резервуаров для хранения нефти, кожухов доменных печей, высотных башенных конструкций и др. В настоящее время он активно работает над решением наиболее важных проблем создания и получения новых перспективных конструкционных и функциональных материалов XXI века. Еще в 1970-х годах, учитывая быстрое развитие информационных технологий, он развернул работу по созданию виртуальной лаборатории сварочных процессов, отвечающую задачам наступившего века информатики. Являясь руководителем научных исследований в области космических технологий, Б.Е. Патон получил признание во всем мире, как лидер этого направления.

У него много научных трудов — статей и книг (более 700), значительная часть которых написана в соавторстве. И в этом нет ничего удивительного, учитывая постоянное творческое общение Б.Е. Патона с сотрудниками института.

В высокие технологии, созданные и разработанные под руководством Б.Е. Патона, значительный вклад был сделан не только школой патоновцев, но также многими исследователями и производственниками Украины и других стран СНГ. В 1970-х-годах Институт электросварки им. Е.О.Патона координировал более 600 научных учреждений, промышленных и строительных организаций. Достижения института заслуженно отмечены 8-ю Ленинскими, 20-ю Государственными премиями СССР, 16-ю Государственными премиями УССР, 18-ю премиями Совета Министров СССР. Только за период с 1980 по 1985 год институт получил 1170 авторских свидетельств на изобретения, 256 патентов, продал 23 лицензии на новые сварочные технологии. На 89 отечественных и зарубежных выставках работы института были отмечены 106-ю медалями и 36-дипломами.

В 1983 г. Б.Е.Патону, первому в Советском Союзе, было присвоено звание "Почетный изобретатель СССР". Выданный ему диплом №1 был подписан Ю.В.Андроповым — тогда Генеральным секретарем ЦК КПСС и Председателем Президиума Верховного Совета СССР.

Основной капитал института — патоновская научная школа — включала в это время 6 академиков, 4 члена-корреспондента НАН Украины, 84 доктора и 352 кандидата наук. Примером руководимого им института президент как бы призывал другие научные организации Академии: делайте как я! И это было сильнее всяких слов, постановлений, выговоров.

После полноценного рабочего дня в институте и небольшого перерыва, связанного с переездом в здание, где находится Президиум НАН Украины, начинается не менее заполненный рабочий день президента Академии, заканчивающийся поздним вечером. Он связан с проведением заседаний Президиума и бюро Президиума по животрепещущим вопросам развития научных исследований, содействию и сотрудничеству академической науки с министерствами, с рядом текущих административных вопросов и др.. Достаточно побывать на одном из них, чтобы убедиться в том, что Академия для президента известна в мельчайших подробностях и входящие в нее институты являются предметом постоянного внимания и стремления привлечь их к решению возникающих в стране задач.

"Заседательская часть" занимает в работе президента не так уж много времени. Основное уходит на прием многочисленных посетителей — ученых академии, делегаций, на просмотр многочисленных документов, поступающих на имя президента, поездки в правительственные кабинеты. К этому надо добавить регулярные посещения институтов, предприятий, участие в научных конференциях и других общественных мероприятиях, проводимых в Киеве, в других городах Украины и за рубежом.

Появляясь из отпуска (обычно он проводит его в Крыму, в одном из приморских санаториев) президент привозит с собой и раздает сотрудникам Президиума несколько сотен записок (шутливо называемых "морские волны") с накопившимися за время отдыха мыслями об улучшении работы Академии. Следует отметить, что в августе в ИЭС им. Е.О.Патона и Президиуме наступает "мертвый сезон" — большинство сотрудников уходят в отпуск.

Когда случилась трагедия в Чернобыле, Б.Е.Патон все майские дни и лето 1986 года не имел выходных дней, взяв на себя общее руководство работами по устранению последствий аварии на ЧАЭС и решение наиболее сложных вопросов по обеспечению работ. Об этой стороне деятельности Академии малоизвестно, хотя вклад ее институтов, а также самого Б.Е.Патона и его ближайших помощников по специально созданной при Президиуме НАН Украины комиссии трудно переоценить. Тысячи сотрудников Академии, включая многих ведущих ученых, трудились все эти месяцы буквально по фронтовому, отдавая все свои знания и силы делу спасения людей и природы.

Беспримерный труд, ежедневно и целеустремленно вкладываемый Б.Е.Патоном в развитие Академии, дополняется активной общественной и государственной деятельностью.

До распада Советского Союза Б.Е.Патон был членом ЦК КПСС и ЦК Компартии Украины, депутатом Верховного Совета СССР, членом постоянной Комиссии по иностранным делам и заместителем Председателя Совета Союза Верховного Совета СССР, депутатом Верховного Совета УССР, членом Президиума Верховного Совета УССР, членом Президиума АН СССР. Он возглавлял Координационный центр стран — участниц СЭВ по многостороннему сотрудничеству в области сварки, был членом Государственного комитета СССР по науке и технике, входил в состав Президиума Комитета по Ленинским премиям в области науки и техники. С 1962 г. он председатель Национального Комитета по Государственным премиям УССР в области науки и техники.

Б.Е.Патону как дважды Герою Социалистического труда на его родине - в Киеве на улице Богдана Хмельницкого был установлен бюст, выполненный народным художником УССР А.П.Скобликовым. В начале 1990-х годов Б.Е.Патон обратился в правительство с просьбой снять бюст, но ему было отказано. Он никогда не жаждал славы, в том числе и воплощенной в бронзе. Целью его жизни был и есть труд — труд на всю жизнь. А слава... его слава, дополненная славой его великого отца — это, в первую очередь, драгоценное достояние Украины, стран СНГ и многих государств за рубежом. И я надеюсь, что когда-либо в Киеве будет установлен памятник и Е.О.Патону. Именно на таких людях держится земля!

Деятельность Б.Е.Патона вышла далеко за рамки Академии и Украины и связана с целым рядом важнейших событий XX века, о чем говорят приведенные в книге высказывания выдающихся государственных деятелей, ученых, деятелей культуры.

Он и сейчас уделяет много времени и усилий сохранению и укреплению творческих связей и деловых контактов между учеными и производственниками в странах СНГ, развивает такие новые формы научно-технического сотрудничества, как широкий обмен информацией, разработка международных программ, организация технопарков, включающих научные лаборатории и предприятия. Борис Евгеньевич Патон является президентом Международной ассоциации академий наук, почетным Президентом Международной инженерной академии, членом Европейской академии, Международной академии технологических наук, почетным членом Международной академии наук образования, индустрии и искусства, Международной астронавтической академии. Римского клуба, иностранным членом академий и научно-технических обществ многих стран. Б.Е. Патон — член Межгосударственного комитета по научно-технологическому развитию стран СНГ, возглавляет Межгосударственный научный совет по сварке и родственным технологиям, член правления Международной топливно-энергетической ассоциации и член попечительского совета Международного фонда ядерной безопасности.

Он достойно и авторитетно представлял Украину в высших государственных и политических органах бывшего Советского Союза, на крупнейших международных форумах, определяющих развитие мира, и в настоящее время не снижает своей активности.

Судя по его мыслям об основных ценностях и смысле жизни, о роли и ответственности руководителя, можно сказать, что культ творческого созидательного труда при высочайшей ответственности за его результаты и культ времени (не терять зря ни одной минуты!) — основная жизненная установка Б.Е. Патона. Именно это позволяет ему жить словно бы тремя полноценными жизнями одновременно: директора крупнейшего в Академии института, президента НАН Украины, общественного и государственного деятеля.

Чтобы вести такую напряженную жизнь, необходимо быть физически развитым и исключительно выносливым. Наделенный от рождения крепким здоровьем Б.Е. Патон, вступив в зрелый возраст, старательно поддерживает его, выкраивая в своем плотном временном расписании несколько часов в неделю для игры в теннис, катания на водных лыжах, а в последнее время, занимаясь плаванием. Многое добавляет, буквально "железная" нервная система, беспримерная психическая устойчивость, изумительная выдержка. Не зря говорят — в здоровом теле — здоровый дух. Отличное здоровье позволило Б.Е. Патону осилить сверхчеловеческую интеллектуальную нагрузку, сохранить непревзойденное творческое долголетие. Это еще одна сторона уникальности этого человека.

Не малую, а может, главную роль в формировании личности Б.Е. Патопа сыграли родители, в первую очередь, отец — Евгений Оскарович Патон. Возмужание и становление характера Бориса Евгеньевича совпало с последним десятилетием жизни отца, который сумел завершить свою непростую многотрудную жизнь выдающимся трудовым подвигом в годы Великой Отечественной войны. Имея в своем распоряжении эвакуированный по его инициативе в Нижний Тагил (ставший, воистину, Танкоградом) Институт электросварки Академии наук Украины, сократившийся до нескольких десятков научных сотрудников, он, словно заново обретя свою молодость, сумел обеспечить танкостроителей механизированной скоростной сваркой под флюсом швов на броне корпусов танков, что позволило перевести изготовление их на конвейер и намного повысило боеспособность. И все это происходило на глазах и с реальным участием Б.Е.Патона. Уже в то время пример отца убедил его в том, что главное счастье жизни — творческий, любимый труд.

Важен и второй урок, преподанный отцом сыну в послевоенные годы. Е.О.Патон, наряду с такими великими личностями как И.В.Курчатов, С.П.Королев, М.В.Келдыш, одним из первых понял и осуществил новый подход к проведению и реализации научных исследований, обусловленный сложностью научных проблем и технических проектов второй половины XX века. Он заключался в переходе от "кабинетного" творчества к комплексным исследованиям с участием большого количества специалистов различных направлений, обеспечивающих масштабные практические результаты, повышающие эффективность целых отраслей народного хозяйства.

Не следует забывать и о высокой моральной атмосфере семьи Е.О.Патона, которая, безусловно, влияла на воспитание детей.

Жизненный путь Б.Е.Патона не был усеян только розами. Да и на них есть колючие шипы. Успех всегда вызывал и вызывает зависть у некоторых людей и не только белую, но и самую черную, вызванную, с одной стороны, бессилием что-либо сделать на пользу не только обществу, но и себе, а с другой — ограниченным видением действительности, нежеланием вникнуть в суть дела, разобраться, понять истинные мотивы деятельности человека.

Б.Е.Патон пи разу не ответил (и не мстил!) за грязные публикации, которые, — пусть редко, — но появлялись, не обращал внимания на сплетни, не подлаживался и не льстил сильным мира сего. Людей, которые лишались его уважения, он старался просто не замечать, но и только.

Как тут не вспомнить слова поэта Е.Евтушенко:

"О Родина, —

Чтоб не обледениться

Будь наконец-то к гениям тепла".

Величайшим испытанием для Б.Е.Патона стали 1990-е годы. Только железная выдержка и понимание, чем грозит Украине развал академической науки, позволили ему в условиях недопонимания роли науки новыми руководителями Украины, стремительного обнищания Академии, отъезда многих молодых талантов на Запад, третировании его и Академии со стороны особенно рьяных "демократов", найти пути сохранения основного научного потенциала, вдохновить своей неуемной деятельностью ученых Академии. Он сохранил свое достоинство и честь, не отдал Академию псевдореформаторам, доказал ее значимость для развития Украины в условиях независимости. Это был настоящий гражданский подвиг. Сколько это стоило — может сказать только он.

80-летие НАН Украины совпало с 80-летием ее президента. Дни юбилейных торжеств стали важным событием в судьбе Академии — она обрела "второе дыхание" — уверенность в будущем. Как ученый, как руководитель ведущего в мире "сварочного" института, как президент Национальной академии наук Украины, сыгравший решающую роль в ее сохранении, как общественный и государственный деятель он был заслуженно отмечен самыми высокими наградами и массой поздравительных адресов и телеграмм, поступивших из Украины, стран СНГ и многих стран мира. Указом Президента Л.Д.Кучмы ему — первому в стране — было присвоено высокое звание Героя Украины.

Юбилей НАН Украины подвел итоги ее 80-летнего развития, подтвердил ее жизнеспособность, несмотря на трудные экономические условия. Единогласное (тайным голосованием в девятый раз!) переизбрание Б.Е.Патона президентом Академии показало, что ученые Академии по-прежнему считают его лидером украинской науки, способным отстоять ее будущее.

Исключительно привлекательны человеческие качества Б.Е.Патона — интеллигентность в полном смысле этого слова, выдающийся ум, замечательная намять, непревзойденное трудолюбие, высочайшие организованность и ответственность, искреннее желание помочь всем попавшим в беду, способность поддержать созревающий талант даже если это потенциальный соперник, полное бескорыстие, отсутствие высокомерия и стремления прославиться и многое, многое другое.

Особое внимание Б.Е. Патон уделяет подготовке молодых ученых. Она начинается со старших классов средних школ. В созданной по его инициативе Малой академии наук, где он является почетным президентом, ведется активная подготовка школьников, проявивших высокие способности к будущей научной работе. Этому служат и учебные кафедры при ряде институтов Академии.

***

Общаясь много лет с С.А.Лебедевым — гениальным ученым и замечательным человеком, создавшим первую на континентальной части Европы ЭВМ, а затем, работая 25 лет с основоположником информационных технологий в Украине В.М. Глушковым, человеком безмерно талантливым, зная многих выдающихся ученых Академии, я поневоле сравнивал их с Б.Е.Патоном, и это позволило мне лучше увидеть его неповторимые высочайшие качества как человека, ученого, государственного деятеля, выходящие далеко за рамки многих, воистину замечательных людей нашего времени.

"Никто не знает, что и как будет делать наука в будущем, что и как будет выражать искусство, но вполне реалистично предположить, что творчество корифеев этих важнейших видов человеческой деятельности будет органически сочетать Совесть, Разум и Ответственность. Это тот высший рубеж творческого и нравственного развития, которого могут достичь гении настоящего и будущего" ("Гений в искусстве и науке" Н.В.Гончаренко, М.1991 г., стр.379).

Все эти качества в избытке имеются у Б.Е.Патона. Пример Б.Е.Патона особенно важен сейчас, поскольку только созидательный и самоотверженный труд на всех уровнях и высокая ответственность во всех сферах деятельности людей сможет поднять экономику, науку, культуру и народное благосостояние Украины,

При подготовке рукописи я получил большую помощь от сотрудников ИЭС им. Е.О.Патона академиков Б.И.Медовара, И.К.Походки, Б.А.Мовчан, Л.М.Лобанова, С.И.Кучук-Яценко, В.К.Лебедева, чл. корр. В.И.Труфякова, В.И.Лакомского, сотрудников института Л.Г.Духиной, В.И.Снежко, А.Н.Корниенко, Л.В.Катюхи. Хочу также отметить особую роль к.т.н. В.Н.Вернадского. Зная прекрасно историю института, его сотрудников, много лет работающий в тесном сотрудничестве с Б.Е.Патоном, он постоянно помогал мне советами, подсказывал литературные источники, "подбрасывал" идеи как лучше достичь основной цели книги — показать Б.Е.Патона "в полный рост". Очень большую помощь оказала заведующая музеем им. Е.О.Патона О.Б.Селивестрова, подобравшая для книги необходимые фотографии из фотоархива Б.Е.Патона. Я сердечно благодарю членов Президиума НАН Украины академиков А.П.Шпака, В.И.Трефилова, В.Г.Барьяхтара, П.П.Толочко, П.Г.Костюка, И.Ф.Кураса, И.И.Лукинова, чл. корр. В.Ф.Мачулина, многих ученых и государственных деятелей России и Украины, в том числе Н.М.Амосова, А.Ю.Ишлинского, А.А.Созипова, Г.И.Марчука, Ю.П.Семенова, К.В.Фролова, Н.К.Байбакова, С.А.Афанасьева, космонавта В.А.Джанибекова и других, от которых я получил ценную информацию при подготовке книги.

Не могу не отметить и своих ближайших помощников, выполнивших огромную оформительскую работу — В.Б.Бигдан и Т.И.Малашок, а также сотрудников Президиума А.П.Ульяненко и А.В.Хидекели.

Книга состоит из пяти глав. В первой главе "Президентами не рождаются" освещается начальный период жизни Б.Е. Патона и деятельность его отца Евгения Оскаровича Патона, основателя Института электросварки Академии наук Украины. Рассказывается о замечательных довоенных достижениях института и подвижничестве Е.О.Патона в годы Великой отечественной войны, о первом десятилетии работы Б.Е.Патона на посту директора Института электросварки, получившего имя его отца.

Вторая глава "Академия наук Украины. Первые десятилетия" дает представление об истории Академии со времени ее создания в 1918 г. до 1962 г., когда президентом Академии избирается Б.Е.Патон.

Оставшиеся три главы посвящены сорокалетней деятельности Б.Е.Патона со времени его избрания президентом Академии до наших дней и кратко характеризуют работу Академии в этот период.

Глава третья — "Новый президент. Годы ускоренного развития Академии" охватывает время до распада Советского Союза.

Четвертая глава "Академия наук в годы Чернобыльской трагедии" посвящена героическому труду ученых Академии и ее президента в 1986 г. по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

В последней — пятой главе "На грани веков" рассказывается о деятельности Академии — 1990-х годах и роли Б.Е.Патона в сохранении основного научного потенциала Академии, ее реформировании и развитии в соответствии с целями, поставленными перед Украиной, о задачах науки в XXI веке, и о том, что позволило и позволяет Б.Е.Патону неукоснительно следовать своему кредо: "труд на всю жизнь".


М., "ПЕРСЭ", 2002, ISBN 5-9292-0056-4
© Б.Н.Малиновский, 2002